Понедельник, 21.09.2020, 05:50
Главная » Статьи » Творчество

Rogue: исповедь мертвеца

Rogue: исповедь мертвеца

1. Озгурд
2. Брилл
3. Первый враг
4. Королева
5. Оргриммар
6. Аспект Возрождения
7. Мэллон и Ароссо
8. Шаманка

Rogue (рог) – разбойник (англ.)




Озгурд

То, что мир Азерота прекрасен и многогранен, я понял не сразу. Виной тому вовсе не извечное противостояние Орды и Альянса, и не Великий Катаклизм, который потряс Азерот. Все дело в том, что я родился… мертвым. Нежить. Это слово с опаской и недоверием произносили многие, с кем я встречался на своем пути. Но они получали в ответ лишь снисходительную усмешку. Тирисфальские леса встретили меня тишиной и полумраком. Но было еще что-то такое, чего я не мог понять и осознать. Перед глазами периодически возникали видения, в которых я становился свидетелем кровопролитных битв, а в моей голове раздавался лязг мечей и крики умирающих воинов. Все это продолжалось мгновения и сразу же пропадало, но потом появлялось вновь. Гробовщик Мордо тогда посоветовал мне не обращать на это внимание, а побыстрей найти себе наставника, ибо без него мне прожить в этом мире будет просто невозможно. Моим первым учителем стал Давид Триас. Он на многое открыл мне глаза, многому научил, за что я постоянно вспоминал о нем с благодарностью. Но особенно я благодарен Давиду за то, что он рассказал мне о НЕЙ. Он рассказал мне о той, которая оставила самый яркий след в моей жизни, заставив переоценить заново важнейшие принципы моего прошлого и будущего существования. Но о ней потом...

Давида я нашел в местечке под названием Похоронный звон. Должно быть, мой вид был настолько растерянным, что он сразу же подошел ко мне. Его оценивающий взгляд за секунду ощупал меня с головы до ног, и видимо, дал ему полное представление обо мне, поскольку его первые слова были: «разбойник! Озгурд!». Так я получил свое имя. Давид был настолько проницательным, что сразу догадался о моих видениях. Он сказал, что такое бывает, но не со всеми и не в такой сильной форме. Сообщить подробности он наотрез отказался, чем вызвал сильное мое недоумение и желание докопаться до истины. Но искать истину пока было некогда. Давид столь рьяно взялся за мое обучение, что на первых порах я просто валился с ног. И по сей день не могу забыть те тренировочные манекены, на которых я отрабатывал удары, и яростные крики Давида: «тверже руку держи, резче удар!» Но что больше всего мне нравилось в этих тренировках, так это скрытность. В Тирисфальских лесах было предостаточно всякой нечисти, на которой можно было тренироваться, и я этой возможностью воспользовался сполна. Безмозглые зомби, темные псы, они все испытали на себе остроту моих кинжалов. Давид научил меня становиться незаметным, и из этого состояния я наносил свои внезапные удары. Все шло своим чередом – тренировки, перерывы на отдых, снова тренировки. Но не было дня, чтобы меня не тревожили мои видения. Они посещали меня внезапно, и так же неожиданно пропадали. Они стали ярче, реалистичней и разнообразней. Теперь я видел не только сражения, но и какие-то незнакомые моря, острова и каменные замки. Во мне с каждым днем росла уверенность в том, что это все не случайно. Но кто мог дать ответы на все мои вопросы? Я этого не знал…

И вот однажды настал день, когда Давид сказал, что ему больше нечему учить меня, и что мне пора двигаться дальше.

- Нам пора расстаться, Озгурд. – проговорил он. – Ты должен найти свой путь в этом мире. Первый шаг ты уже сделал. Второй тебе поможет сделать королева Сильвана. Ты найдешь ее сам. Я лишь подскажу тебе способ. Твоя дорога лежит через Брилл. Там ты обучишься каким-нибудь профессиям, чтобы самому зарабатывать средства к существованию и не сидеть на шее у общества. Заодно узнаешь, где тебе найти королеву Сильвану. Возможно, она даст тебе ответы на все твои вопросы. И вот еще что.

Давид извлек из-за пазухи сверток темно-синей ткани и передал его мне.

- Это гербовая накидка Подгорода, столицы королевы Сильваны. Носи ее с честью и достоинством, как подобает истинному воину Орды! Не оскверни ее предательством или трусостью, жадностью или равнодушием!

- Клянусь! – я надел накидку и почувствовал, как дрожь пробежала по моему телу.

- Прощай, Озгурд, тебе пора идти! – Давид на секунду замолчал. – И опасайся живых!

Он повернулся ко мне спиной и зашагал в сторону своего дома. А я, кинув прощальный взгляд на место, где провел значительную часть времени, направился в маленький городок Брилл, который должен был положить начало моему долгому пути по этому полному опасностей миру.


Брилл

Остроухий эльф стоял на носу огромного фрегата и внимательно вглядывался в стремительно приближающуюся полоску берега. Лицо эльфа было скрыто какой-то непонятной дымкой, похожей на туман, отчего он сам казался призраком, неизвестно зачем явившимся в реальный мир. На побережье, между краем моря и величественной крепостью, стоявшей в трехстах метрах от воды, бегали и суетились едва различимые издалека фигуры. Эльф повернулся назад и, вскинув руку, что-то крикнул. Его голоса не было слышно, но стоявшая за ним группа воинов, в едином порыве прокричала ответ, подняв в руках луки и арбалеты, блеснувшие на солнце мечи и развевающиеся по ветру флаги с изображением золотой головы льва на синем поле…

Я вздрогнул, и тот час же реальность прогнала очередное видение, посетившее меня как всегда внезапно и неожиданно. Я сидел на траве возле самого Брилла, прислонившись к столбу, на котором висел кусок ткани с рисунком, как две капли воды похожим на тот, что был на моей гербовой накидке. Быстро оглядевшись по сторонам, я убедился, что никто меня не видит в таком нелепом положении и, вскочив на ноги, вошел в городок. Я не успел пройти и двух шагов, как меня окликнула парочка, по виду напоминающая охранников. Эти двое держали в руках по внушительному топору и были настроены отнюдь не дружелюбно.

- Кто такой? Откуда? – спросил один из них, сделав шаг в мою сторону.

- А ты сам-то кого из себя строишь? – с усмешкой сказал я, на всякий случай, взявшись обеими руками за свои кинжалы.

- Мы тебе сейчас покажем, кто мы такие! – угрожающе прошипел второй и рванулся ко мне.

- Эй! А ну-ка перестаньте! – раздался рядом женский голос. – Вы что, охламоны, своих от чужих отличить не можете?!

В тот же миг к нам подбежала симпатичнейшая представительница нежити в оранжево-красном одеянии, и с прической бордового цвета, напоминающей по форме башню.

- Вот вы неугомонные! – закричала она. – Опять за старое принялись?! На нем же наша накидка, вы разве не видите?!

- Да ладно, Анетта, успокойся! – парочка воинственных охранников заметно поостыла. – Бдительность никогда не помешает!

- Ох уж эта ваша бдительность! – проворчала Анетта. – Скучно вам, вот и ищете повод пристать к каждому.

Охранники смутились и примирительно проговорили, обращаясь ко мне:

- Дружище, не сердись на нас, сам понимаешь, работа такая! Альянс балует, да и всякой нечисти полно вокруг.

Я не стал возражать против примирения. Мы пожали друг другу руки, и после того, как я назвал свое имя, охранники назвали свои. Их звали Бартоломью и Лоренс, они каждый день стояли на этом месте и несли свою службу. Официально их должность называлась «страж смерти». Познакомиться получше у нас не получилось из-за Анетты, которая схватила меня за руку и отвела в сторону.

- Я Анетта Вильямс! – сказала она. – У меня тут несколько нетопырей прикормлено. Если надо будет куда-то слетать, обращайся. А если захочешь в Калимдор, то это уже не ко мне. Вон там, видишь башню? Это стоянка дирижаблей, оттуда хоть куда можешь добраться!

Из-за крыш зданий Брилла действительно выглядывала высокая башня, к которой медленно и величаво подплывал дирижабль. Я искренне поблагодарил Анетту за неожиданную помощь и предоставленную информацию. Пообещав навестить ее в свободное время, я двинулся дальше. Надо было найти какое-то пристанище, чтобы немного отдохнуть и обдумать план дальнейших действий. Долго искать мне не пришлось. В центре города я увидел большую статую какой-то эльфийки. В одной руке она держала лук, второй уперлась в бедро, а за спиной у нее висел колчан со стрелами. Хоть это и была простая неодушевленная статуя, но от ее вида у меня почему-то все внутри сжалось, как от какого-то странного предчувствия. Я никогда не видел ту, которой был поставлен этот памятник, но ощущение чего-то знакомого не покидало меня с того момента, как я ступил на центральную площадь Брилла. И тут меня снова остановили, но на этот раз с вполне благими намерениями. Еще одна представительница нежити окликнула меня, стоя на пороге небольшого, но вполне приличного здания. Это была Ренни, хозяйка местной таверны. У нее я и остановился. Ренни только на первый взгляд была мрачной и необщительной, но разговорившись с ней, я сразу же изменил свое мнение. Она до мельчайших подробностей объяснила мне, где я могу повысить свои боевые навыки и обучиться профессиям. Кроме того, она угостила меня своим фирменным пивом, эффект от которого не замедлил сказаться на мне. В голове слегка зашумело, усталость куда-то исчезла, и мне, честно признаться, даже неожиданно захотелось легонько шлепнуть Ренни по заднице. Но тут она сказала такую фразу, после которой у меня пропали всякие шаловливые мысли.

- Мне кажется, что ты станешь достойным воином Орды! – Ренни задумчиво смотрела на меня. – Да хранит тебя темная королева!

Этих слов хватило для того, чтобы я пристал к ней, и не отцепился до тех пор, пока она не рассказала мне все, что знала о королеве Сильване. Я был просто поражен, когда узнал, что на площади Брилла стоит статуя, изображающая именно королеву, и ни кого-то иного. И теперь я точно знал, что мой путь лежит в Серебряный бор, где в данный момент находилась королева со своими боевыми отрядами. Туда я и решил отправиться завтра, сразу же после того, как Ренни отведет меня к местным учителям алхимии и травничества. А пока, следуя ее убедительной рекомендации, я сходил к торговцам верховыми животными и за несколько золотых монет купил приличного коня, ибо только боги знали, сколько мне придется путешествовать по Азероту, а ноги все-таки не железные. Коня до утра я оставил в стойле, и с предвкушением завтрашнего дня, отправился спать в таверну, где меня уже ждала приготовленная заботливой Ренни мягкая постель.


Первый враг

Моим мечтам о встрече с королевой Сильваной сбыться было не суждено. По крайней мере в ближайшем времени. Профессия травника, которую я начал познавать прямо с утра, оказалась не такой простой, как я представлял себе поначалу. Флора Азерота была настолько богатой, что запомнить вид и название всех трав я сразу просто не смог. Поэтому пришлось начинать с малого. Учитель травничества в Брилле показал мне образцы мироцвета, сребролиста и магорозы, а затем велел собрать целый мешок этих трав в окрестностях города. Причем, его совершенно не волновало – сколько времени у меня на это уйдет. В тот день стояла великолепная погода, было тепло и светило солнце. Прогуляться по Тирисфальским лесам и лугам для меня было одним удовольствием. Даже сбор трав не показался мне утомительным и нудным делом. Я не знал насколько далеко я ушел от Брилла, но когда мой мешок оказался полон наполовину, я развернулся и направился в обратный путь. Шепот ветра и листвы деревьев, пригревающее солнце - все это расслабляло и убаюкивало. И когда впереди показались стоящие рядом с Бриллом башни для дирижаблей, меня разморило окончательно. Я улегся на пригорке, подложив мешок с травой под голову, и взглянул на небо. Чистое голубое море, в нем можно было утонуть без страха и боли. В тот момент мне казалось, что нет ничего лучше этого неба без единого облачка. Должно быть, я задремал и увидел сон, а скорей всего меня посетило очередное видение, поскольку внезапно небо стало меняться в цвете и стало желтым. Желтым, как песок на берегу моря, волны которого плескались где-то рядом. Этот песок набивался в рот и нос, не давая мне вздохнуть полной грудью. Моих сил хватило только на то, чтобы перевернуться на бок и выплюнуть всю набившуюся в меня гадость. Я уже хотел было вдохнуть побольше свежего морского воздуха, но вместо этого вдохнул резкий запах гари и разлагающихся трупов. С трудом поднявшись на ноги, я огляделся вокруг. Весь берег был усеян мертвыми телами, а руины стоящей рядом и догорающей крепости, извергали едкие клубы дыма. Какое-то странное и тяжелое чувство нахлынуло на меня, не позволяя трезво оценить ситуацию и попытаться разобраться в происходящем. Где-то в душе зарождалось и крепло ощущение, что именно на мне лежит ответственность за смерть всех этих воинов, лежащих на берегу. Один из них привлек мое внимание своей странной позой. Он, как будто молился, стоя на коленях и наклонившись к прибрежному песку головой. Удлиненные остроконечные уши говорили о том, что это был эльф. Он показался мне знакомым, я был уверен, что где-то уже видел его. Но где? Я подошел к нему и осторожно тронул его за плечо. Эльф медленно завалился на бок, и я увидел, что из его живота торчит рукоять кинжала. Эту рукоять я узнал бы из миллиона, ведь это был один из тех кинжалов, которыми снабдил меня мой учитель Давид Триас. Но лицо этого эльфа... Сперва оно было окутано какой-то призрачной дымкой, но когда она рассеялась... О, боги! Я смотрел в свое собственное лицо, как в зеркало. В ужасе я шарахнулся назад, и в этот момент какой-то звук заставил меня очнуться от своих грез. Шорох травы, по которой кто-то осторожно шел, доносился до меня ясно и отчетливо. Я взглянул по сторонам, но никого не увидел. Однако, звук шагов не утихал, а наоборот, приближался. В голове мелькнула мысль, что рядом ходит такой же, как и я разбойник, находящийся в состоянии невидимости. Возможно даже, это был ученик Давида Триаса, решивший подшутить надо мной. Я сделал беспечный вид и стал ждать, когда неизвестный шутник приблизится ко мне. Шорох травы уже слышался в трех шагах от меня, когда я резко повернулся на звук, выхватил кинжалы и хотел было крикнуть «Попался!», но слова застряли у меня в глотке. Передо мной стояло существо, которого я прежде никогда не видел. Оно было похоже на темного пса, которых в Тирисфальских лесах водилось множество. Но эти псы не ходят на задних лапах, и не держат в передних оружие. И взгляд... Взгляд существа, привыкшего побеждать, был направлен прямо мне в глаза. Его морда оскалилась в хищной улыбке, обнажив острые клыки. Существо хриплым голосом прорычало «за Альянс!», и рванулось вперед. Я знал эту особенность разбойничьего ремесла, когда ты совершаешь рывок за спину врага и делаешь с ним, что хочешь, но... Я оказался к этому не готов. Возможно, мастерство моего противника намного превышало мое, а может быть, я просто растерялся в неожиданной ситуации. Не успел я и глазом моргнуть, как существо оказалось сзади меня. Два удара чем-то острым обожгли спину, и я, подобно собранному мной мешку с травой, упал на землю. Резкая боль в спине не дала подняться на ноги, и я увидел, как существо встало надо мной, чтобы нанести завершающий удар. Спасение пришло неожиданно. В воздухе что-то мелькнуло, заслоняя солнце, и какой-то крылатый зверь с сидящим на нем всадником, на лету ударил когтями моего противника. Тот кубарем покатился по земле, рыча и в бешенстве выдирая лапами траву. В ту же минуту с высоты спустился еще один «ангел-спаситель», и с него соскочила эльфийка с ружьем в руке. Один выстрел, и мой обидчик уже корчился в агонии. Всадник на летающем звере опустился рядом с ним, вскинул руки, и через мгновение волна ледяной массы заставила противника неподвижно застыть на земле. Всадник был тоже эльфом, но этих двоих я видел впервые. Они убедились, что враг мертв и занялись мной. А я, тем временем, ослаб настолько, что еле-еле мог говорить.

- Спасибо вам, незнакомцы! – едва смог сказать я.

- Тихо! Не говори ничего! – ответил мне эльф, затаскивая меня на своего крылатого питомца.

Меня привязали к седлу, как походную сумку к лошади, а сам эльф забрался вдвоем со своей соплеменницей на другого «летуна», и такой процессией мы направились в сторону Брилла. Сам полет совершенно выпал у меня из памяти, поскольку в себя я пришел уже в знакомой таверне, будучи лежащим в своей постели, под наблюдением Ренни.

- Что произошло? – спросил я у нее. – Похоже, я чуть на тот свет не отправился!

- Ну надо же! – засмеялась она. – Нежить говорит о смерти! Не пройдет и недели, как ты снова будешь бегать и пить мое пиво!

- А что за зверь напал на меня? И где мои спасители?

- Это не просто зверь, это ворген. – лицо Ренни стало серьезным. – Как он забрел сюда, черт его знает! Их много в Серебряном бору, но до сих пор они сюда не совались. То, что с тобой случилось – недобрый знак! Хорошо, что эльфы вовремя подоспели!

- Кто они? Откуда они вообще взялись?

- Они из Оргриммара, были тут по заданию Орды. Считай, что тебе крупно повезло!

- Они хоть имена свои назвали? Должен же я знать, кого благодарить за спасение!

- Да, они назвали имена. Их зовут Ривенгард и Сангрелла, но не думаю, что они ждут от тебя благодарности.

Узнать причину такой бескорыстности мне помешала Анетта Вильямс, которая буквально ворвалась в комнату, волоча за собой местного алхимика. Пока он пичкал меня своими лечебными эликсирами, Анетта радостным тоном обвиняла меня во всех смертных грехах, и в том числе, что я пошел за травой один, и никого с собой не взял.

- Анетта, радость моя! – промурлыкал я. – Там твои нетопыри без присмотра и куча ждущих пассажиров!

- Ничего, подождут! – Анетта вытащила из кармана какую-то бутылочку, и поставила ее рядом с моей кроватью. – Это светлое пиво, сваренное по рецепту капитана Ромси. Поправляйся!

И Анетта умчалась так же быстро, как и появилась. А я, умиротворенный дружеской заботой и эликсирами алхимика, заснул, и на этот раз не увидел ни снов, ни других изощрений моего подсознания.


Королева

В отличие от своего коня, который равнодушно посматривал по сторонам, я с открытым ртом уставился в одну точку. И одни боги знали, сколько я простоял бы еще, если б не какой-то гигант, тащивший за собой повозку по дороге, проходящей через Сосновый бор. Он так рявкнул «прочь с пути!», что я от неожиданности едва не остался заикой. Целью моего столь пристального внимания была та, которую я так жаждал увидеть, и наконец-то увидел. Ветрокрылая Сильвана, королева всех Отрекшихся, сидела на своем скакуне, один вид которого заставлял дрожь бежать по всему телу. Я узнал королеву сразу, ее нельзя было не узнать. Статуя в Брилле передавала лишь внешнее сходство, но сейчас, глядя на Сильвану, я на расстоянии ощутил всю внутреннюю силу этой эльфийки. Силу и красоту. Королева была прекрасна! С удивлением я заметил, как во мне зарождается какое-то чувство, которое помимо всего прочего, просто заставляло меня пялиться на нее. Должно быть, она почувствовала на себе мой взгляд. Она посмотрела в мою сторону и что-то сказала стоящему рядом с ней орку, который сразу же поманил меня пальцем. Я толкнул своего коня ногами, и поехал к ним, не подозревая, что в следующую минуту мой четвероногий друг поставит меня в неловкое положение. Когда до королевы оставалось проехать десяток шагов, рядом со мной возникли три существа, парящие над землей. Они были похожи на ангелов, но что-то совершенно не ангельское было в этих, как мне показалось, выходцах из потустороннего мира. Мой конь, увидев их, испуганно шарахнулся в сторону, и чуть не сбросил меня со спины. Мне пришлось сильно постараться, чтобы удержать равновесие, но при этом я выглядел так нелепо, что нисколько не удивился, когда услышал смех королевы. Черт возьми, ну надо же было так опозориться! Сгорая от стыда, я приблизился к Сильване и склонил голову в приветствии.

- Ты был похож на неуклюжего мурлока! – смеясь сказала королева.

Стоящий рядом орк не издал ни звука, но его глаза просто умирали от смеха. Пересилив себя, я решился на маленькую дерзость.

- Простите, моя королева! – сказал я. – Вам должно быть показалось, что мой конь чего-то испугался? Это не так! Он не боится ничего! Ему просто передалось то восхищение и трепет, что я испытал при виде вас!

Теперь уже захохотал орк, а Сильвана промолчала. Но по ее гзазам я понял, что она приятно удивлена моими словами.

- Итак. – сказала она. – Кто ты? Как твое имя и для чего ты здесь?

- Меня зовут Озгурд. – ответил я. – Родом из Тирисфаля, а здесь для того, чтобы служить вам, моя королева!

- Держу пари, что твоим учителем был Давид Триас! – Сильвана внезапно обожгла меня взглядом. – Я не думаю, что он учил тебя лгать!

- Простите меня, но вы совершенно правы! Давид не учил меня лжи, и я никогда бы не посмел солгать своей королеве, но я… Просто я…

- Ты хочешь получить ответы на вопросы, которые мучают тебя!

- Да, королева, но откуда вы знаете?! – от удивления я так вытаращил глаза, что Сильвана снова не удержалась от смеха.

Затем она подозвала меня поближе, и ее лицо сделалось серьезным.

- А ты уверен, что хочешь знать ответы? Они тебе могут не понравиться!

- Моя королева, мне нужна истина. – тихо, но твердо ответил я.

- Ну хорошо, у нас еще будет время поговорить о тебе. – сказала Сильвана и повернулась к орку. – Ну где же вождь?

То, что произошло дальше, я запомнил навсегда, так как именно тогда я на один маленький шаг приблизился к разгадке тех видений, что посещали меня все чаще и чаще. Именно тогда я первый раз увидел лидера Орды Гарроша Адского Крика, и мои первые впечатления о нем граничили с ненавистью. Хотя… Возможно, тогда я сделал слишком поспешные выводы. Голос Гарроша действительно был похож на адский, и я не позавидовал бы врагу, которому было суждено услышать боевой клич вождя. Я не был врагом Гарроша, но в тот день чуть не стал им. А произошло это после того, как Сильвана показала всем присутствующим воскрешение мертвых. Мне довелось собственными глазами увидеть, как безжизненные гниющие тела поднялись с земли и замерли в ожидании приказов. Они пошатывались, как-будто напились крепленого рома, в их глазах не было ничего осмысленного, но была лишь жажда повиноваться тому, кто вернул их к жизни. Хотя назвать это жизнью у меня с трудом бы повернулся язык. В моей голове мелькнула ужасная мысль, что я когда-то был таким же, но кто-то вложил в меня разум и волю. Вся моя сущность восстала против этой мысли, но она упорно рвалась в мою голову, словно раненый кабан к подстрелившему его охотнику. Но не меня одного поразило увиденное зрелище. Гаррош Адский Крик был просто в ярости. Его разъяренный рев оглушал всех, кто находился рядом. То, что сделала Сильвана, настолько разозлило его, что еще немного, и дело дошло бы до драки. Когда в адрес королевы, кроме всего прочего, прозвучало слово «дохлятина», разозлился уже я сам. Мне было наплевать на последствия, и клянусь – я всадил бы оба моих кинжала в этого грубияна, позабывшего все нормы приличия! От вскипевшей во мне злобы, руки сами потянулись к оружию, но предостерегающий взгляд королевы заставил меня отказаться от своих намерений.

Когда Гаррош ушел, я был готов задать Сильване тысячу вопросов, надеясь получить ответ хотя бы на один из них. Но королева опередила меня.

- Ты хочешь знать, кто ты? – спросила она. – Ты не первый, кто задает этот вопрос. И не последний. Твое тело не принадлежит тебе, но твою душу у тебя не отнять никому. Ты видел все, что здесь произошло, и кое-что понял. Но взгляни в зеркало, Озгурд! Я не знаю, кого бы ты там увидел в своей прошлой жизни, но сейчас ты увидишь того, кто верой и правдой служит Орде и своей королеве! Не ищи в том зеркале свое отражение, а ищи смысл своих дел и поступков! Ты Отрекшийся, Озгурд, вот кого я вижу сейчас перед собой!

Я не стал рассказывать Сильване о моих видениях, ведь я сам пока не понимал их смысла. Кроме того, я опасался, что королева сочтет их обычными кошмарами, а в худшем случае подумает, что я просто-напросто спятил. Именно в этом была моя ошибка – мне надо было рассказать все сразу, но это я понял намного позже. А в тот день я усвоил другое. Я понял, что раньше я был кем-то другим, и теперь мое прошлое преследовало меня, где бы я не находился. И это не прекратится до тех пор, пока я не узнаю всех подробностей. Впервые я крепко задумался о своей судьбе, и о том, что она мне готовит. У меня не было абсолютно никаких предположений о том, куда меня приведет этот путь. Я не знал, сколько он будет длиться, но в тот момент я принял для себя решение. Очнувшись от раздумий, и глядя прямо в глаза ожидающей Сильване, я проговорил:

- Моя королева! Я Озгурд, достойный представитель Орды, противостоящей всем народам Альянса, с благодарностью принимаю от тебя звание «Отрекшийся» и клянусь служить тебе до тех пор, пока мои останки не сгниют в могиле или на поле боя!


Оргриммар

Сухой и жаркий ветер Дуротара быстро разносил писклявый голос гоблина над лежащим в каньоне городом. Понемногу сбавляя ход, дирижабль причалил к башне, и шустрый экипаж воздушного судна засуетился, привязывая его канатами на время стоянки. Стоящий на краю башни гоблин разинул рот, чтобы снова заорать:

- Прибыл дирижабль из... - слова застряли у него в горле, а округлившиеся от удивления глаза, стали размером с золотую монету.

Два тролля и орк на руках вынесли с дирижабля чье-то тело в гербовой накидке Подгорода, и осторожно положили на пол.

- Лекаря! Быстро! - рявкнул орк, и для пущей убедительности схватился за висевший на поясе топор.

Кто-то с грохотом метнулся вниз по ступеням башни, а гоблин с писклявым голосом стал любопытно разглядывать лежащего на полу.

- Нежить… - разочарованно пропищал он. - А я-то думал, что шпиона Альянса в плен взяли.

- Тихо! Заткнитесь все! - снова рявкнул орк и наклонился к бесчувственному телу.

Губы лежащего на полу шевельнулись и едва слышно прошептали одно слово.

- Изенделл? - озадаченно спросил орк. - Это что? Его имя?

Собравшаяся толпа любопытных расступилась, пропуская здоровенного таурена-лекаря. Тот быстро осмотрел пациента, но никаких ран и повреждений не обнаружил.

- Что случилось? - таурен вопросительно посмотрел на всех присутствующих.

Один из троллей прибывших на дирижабле, выступил вперед и сообщил:

- Мы и сами не поняли! Он вдруг зашатался и свалился с коня, как мешок с зерном!

- Так, ясно! - таурен достал из своей сумки флакон с какой-то жидкостью и осторожно влил небольшое количество в рот пациенту...

То время, что я провел в Серебряном бору, пошло мне на пользу. Ежедневные схватки с воргенами существенно повысили мое боевое мастерство и добавили уверенности в себе. В каждом из этих сражений я пытался найти того, кто напал на меня возле Брилла, но тот ворген словно сквозь землю провалился. В конце концов я перестал искать его в каждом враге, да и вообще начал забывать то нападение. Однажды, выполняя очередное задание королевы Сильваны, я случайно подслушал разговор двух фермеров. Они сидели возле какого-то сарая, пили пиво и сплетничали обо всем на свете. Из их разговора я узнал, что в Калимдоре, на юге Дуротара живет племя троллей. В этом племени есть молодая шаманка, обладающая способностью общаться с духами давно умерших существ. Ее талант был настолько велик, что молва о ней вышла за пределы Калимдора. Я понятия не имел, правда это или выдумки подвыпивших работяг, но этот разговор надолго лишил меня покоя. И когда королева Сильвана заметила мое состояние, я не выдержал и попросил отпустить меня в Калимдор. Королева не стала спрашивать о причине моей просьбы. Скорей всего, она сама все поняла, и возражать не стала, за что я был весьма ей благодарен. На следующий день я уже был на борту дирижабля, уходящего в главный город Орды - Оргриммар. Мне повезло с попутчиками, среди которых оказались два тролля. Оказалось, они из той самой деревни на юге Дуротара, в которой жила нужная мне шаманка. Тролли подробно рассказали, как добраться до деревни и в какие места лучше не соваться. К сожалению, мои попутчики не знали, дома ли знаменитая шаманка и захочет ли вообще она со мной разговаривать. Но я, обрадованный тем, что шаманка все-таки существует, решил найти ее, чего бы это мне не стоило. К тому времени, как я закончил приставать с вопросами к троллям, наш дирижабль вышел за пределы Восточных королевств и продолжил свой путь над Великим морем. Зрелище было незабываемым! Бескрайняя масса воды в сочетании с восходящим солнцем, производила завораживающее впечатление. Я даже слегка позавидовал экипажу дирижабля, который проходил этот путь неоднократно. Надвигающася полоска берега Калимдора тоже заставила меня замереть в восхищении, но одно обстоятельство не дало мне насладиться видом далекого материка в полной мере. Все, что я видел в эту минуту, вдруг стало расплываться у меня перед глазами, и превратилось в какую-то однородную муть. Едва я успел сообразить, что на меня накатывает очередное видение, как вместо моря и прибрежной полосы появился большой город. Он словно вырос вокруг меня, огромный и красивый, излучающий какое-то непознанное величие. Я даже немного обрадовался, думая, что добрался до Оргриммара раньше времени. Но я ошибся. Это был не Оргриммар. Об этом убедительно свидетельствовали закрепленные на крышах зданий флаги с изображением золотой головы льва на синем поле. Вариантов было немного. Этот город мог иметь только одно название – Штормград! Меня тут же прошиб холодный пот. Я находился в самом логове врага! Но где же все население?! Улицы были пусты, лишь только ветер гонял по брусчатке какие-то обрывки свитков и разный мусор. Какое-то гнетущее чувство нахлынуло на меня, не предвещая ничего хорошего. Я шел по улицам города, каждую минуту опасаясь наткнуться на что-нибудь неприятное и опасное, но гробовая тишина и абсолютная пустота наталкивали на мысль о том, что город просто вымер от неизвестной болезни или его покинули, чтобы избежать страшного бедствия. Проходя по какой-то площади, я внезапно почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Не сбавляя хода, я положил руки на свое оружие и в одну секунду развернулся, выхватив оба кинжала. В трех шагах от меня стоял эльф. Я сразу узнал его, ведь он неоднократно являлся мне в моих видениях. До меня наконец дошло, что его кожа с синеватым оттенком была вовсе не признаком умершего и разлагающегося организма, а особенностью его расы. Он был ночным эльфом, а не кровавым, которых я повидал немало, в силу того, что они были союзниками Орды. Эльф стоял спокойно, но в его глазах была такая мольба, что я почувствовал себя просто обязанным что-то сделать для него. Я убрал кинжалы и уже хотел сделать шаг в сторону эльфа, но он сам шагнул ко мне и леденящим душу голосом проговорил:

- Изенделл! Исправь свою ошибку!

Я замер на месте, не понимая, что эльф имеет в виду, и в тот же миг ощутил на своих губах вкус и запах чего-то резкого, но ароматного. Оно проникло внутрь меня, обжигая внутренности и лишая воздуха. Я закашлялся и открыл глаза…

На меня в упор смотрела какая-то рогатая морда быка с любопытным выражением глаз. Видимо, я еще не в полной мере отошел от моего очередного видения, так как, слегка ошалев от этой рогатой морды, рванул кинжалы из-за пояса. На моих руках моментально повисла толпа, не давая мне сделать ни одного движения.

- Эй, ты чего?! – бычья морда отшатнулась, но любопытного выражения глаз не утратила.

- Да он тауренов никогда не видел! – пискляво заржал кто-то над моим правым ухом.

Мое сознание окончательно прояснилось, и оглядев толпу окруживших меня троллей, гоблинов и орков, я поднялся с пола и хриплым голосом спросил:

- А где мой конь?

Ответом мне был дикий хохот всевозможных по тональности голосов.

- Ну надо же! – гулким голосом смеялся таурен. – Чуть на тот свет не отправился, а про коня помнит! Ну-ка, хлебни еще!

Он протянул мне небольшую бутылочку с темным напитком, которую я, прежде чем отпить из нее, подозрительно осмотрел со всех сторон, чем вызвал очередной шквал хохота.

- Не бойся, это ром! – таурен ободряюще кивнул рогатой головой.

От одного глотка мне стало намного лучше, а от второго меня удержал рогатый лекарь, поучительно прочитав мне нотацию.

- Не стоит напиваться, только что прибыв в столицу! – сказал он, забирая у меня бутылку. – Я бы на твоем месте немедля доложил вождю о свое приезде!

Я наконец-то понял, что уже нахожусь в Оргриммаре и мне не грозит никакая опасность. Поблагодарив таурена и всех остальных за помощь, я забрал своего коня с дирижабля и спустился по ступеням башни вниз. Оказалось, что сам город находится еще ниже, в глубоком каньоне, куда и доставило меня чудное сооружение под названием лифт. Один из районов Оргриммара – Аллея Силы еще толком не успела произвести на меня должное впечатление, как я понял, что моя уверенность в собственной безопасности рушится прямо на глазах. Причиной тому стал душераздирающий дикий вопль:

- Оргриммар подвергается нападению!!!


Аспект Возрождения

К тому моменту, когда я отыскал крепость Громмаш, все уже было кончено. На земле, между крепостью и зданием аукционных торгов, в лужах крови лежали несколько воинов Альянса. Кто-то лежал с перерезанным горлом, кто-то вообще без головы, а один труп почернел так, как-будто его безостановочно поджаривали целую неделю. Гаррош Адский Крик стоял у входа в крепость и пучком травы оттирал свой топор от кровавых следов.

- Они знали, куда лезли! – говорил он одному из своих приближенных, презрительно поглядывая на трупы павших врагов. – Соберите всю эту падаль и бросьте в Строптивую, пусть их там сожрут рыбы!

Несколько городских стражей бросились исполнять приказ вождя, а я, следуя совету таурена-лекаря, направил своего коня к Гаррошу, чтобы доложить о своем прибытии в Оргриммар. Этот воинственный орк отлично помнил меня, я понял это сразу по его глазам, вспыхнувшим недобрым огоньком. Впрочем, огонек сразу же пропал, и когда я подъехал к вождю и представился, он спросил, вкладывая в вопрос небольшую долю ехидности:

- Ну как, Озгурд, не пугает тебя то, что здесь иногда происходит?

- Нет, вождь, битвы давно уже не пугают меня! – ответил я. – Это могут подтвердить те воргены, кишки которых гниют в Серебряном бору. Правда, я не думаю, что теперь они смогут что-то сказать!

- Неплохо сказано! – засмеялся Гаррош. – Ну хорошо! Есть ли у тебя поручения или какие-нибудь срочные дела в Оргриммаре?

- Вождь, я хотел бы съездить на юг, к троллям, а затем я в полном твоем распоряжении!

- Хорошо, только не слишком задерживайся на юге! Здесь много работы, и для твоего оружия я найду подходящее дело! По возвращении сразу ко мне!

- Да, вождь!

Я отъехал в сторону и направился осматривать город, заодно пытаясь найти какую-нибудь таверну, где бы я мог отдохнуть и еще раз обдумать свои дальнейшие действия. Проезжая по улицам столицы, я чувствовал себя темной деревенщиной, которой было в диковинку абсолютно все – каждая улочка, каждый житель и даже цвет земли в Оргриммаре. Такого количества народа я не видел никогда! Город просто был битком набит населением, и пространство на земле было далеко не единственным местом, занятым кем-то! В воздухе, управляемые своими хозяевами, летали огромные существа, похожие на гигантских птиц и драконов. Изощренные умы гоблинов, преуспевших в технической мысли, также поразили меня, явив мне летающий механизм, способный поднимать над землей своего седока. Стрекотание громадного винта сверху самой машины сперва насторожило меня, но через мгновение я понял, что шум – это неотъемлемая часть механизма и опасаться его не стоило. В то же время многие жители, давно уже привыкшие ко всему такому, мирно ловили рыбу в находящихся внутри города водоемах. Какой-то чудак гонялся за обычным ильным раком, выползшим из воды, и при этом ругался, что этих членистоногих приходится слишком долго ждать. Подъехав к наконец-то найденной таверне, я услышал громкие голоса посетителей, перебравших крепких напитков, и разгулявшихся до невообразимых пределов. Чей-то пьяный голос, показавшийся мне знакомым, в полную силу распевал залихватскую песню, по-видимому, свидетельствующую о великих подвигах поющего:

…наш отряд разгромил силы Плети,
Йо – хо!
Пусть же сдохнет Король-Лич на троне,
Ледяная Скорбь нам уже не страшна,
И все байки о Фордрагоне…

Я слез с коня, привязал его возле таверны и вошел внутрь. Хвала богам, свободное место было, и, усевшись за стол, я попросил хозяина заведения принести мне чего-нибудь поужинать. Моим ужином в тот вечер стал превосходный кусок жареной кабаньей вырезки с кружкой того самого рома, которым привел меня в сознание таурен-лекарь на башне, служившей пристанищем для дирижаблей. Выяснив у хозяина, что для меня найдется место для ночлега, я с удовольствием закинул в рот кабаньего мяса, запил ромом и, ощутив согревающее тепло напитка, осмотрел помещение. Несколько столов были заняты полностью. Здесь были орки, которые мало ели, но много пили, причем, это мало сказывалось на их состоянии. Здесь были гоблины, мало пьющие, но с жаром обсуждающие политику и последние изобретения их народа. Компания из четырех эльфов, среди которых был голосистый певец, занимала ближайший по соседству со мной стол, и их гулянка, судя по всему, только подходила к самому разгару. Клянусь, если бы площадь таверны позволяла, они пустились бы в пляс, но эльфам приходилось довольствоваться территорией их стола, чем они и пользовались в полной мере. Один из эльфов по-дружески хлопнул другого по плечу и, открывая очередную бутылку крепкого напитка, громко сказал:

- Дружище, а расскажи-ка своим товарищам по гильдии еще раз, как ты завалил того дворфа, который тебе попался в Выжженых Землях!

Из-за стола поднялся тот самый эльф, в певучести которого я имел честь убедиться собственной персоной и, поднимая кружку с тем же самым ромом, что и пил я сам, торжественно заявил:

- Друзья мои! Я не устаю возносить хвалу всем богам за то, что в тот момент при мне был мой меч! – эльф вытащил из ножен свой двуручный клинок, покрытый светящимися рунами, и представил его на общее обозрение. – Демон его побери - того дворфа, но он возник просто из ниоткуда…

И тут его взгляд упал на меня, и глаза эльфа расширились от удивления.

- Эй, а мы нигде раньше не встречались?! – воскликнул он.

- Ого! – с интересом проговорил один из товарищей эльфа. – Сдается мне, что мы сегодня услышим еще одну из увлекательнейших историй Ривенгарда!

- Ривенгарда?! – в свою очередь воскликнул я. – Так ты тот самый Ривенгард?! Брилл, ворген, ты помнишь?!

- О, боги! – крикнул Ривенгард. – Вот так встреча! Так ты все-таки выжил?!

Все сидящие в таверне повернулась к нам, ожидая развития событий.

- Друг мой! Я тебе жизнью обязан! – я выскочил из-за стола и схватил руку эльфа, пожимая ее так крепко, как только мог.

- Так у тебя, оказывается, были приключения в Восточных королевствах? – захохотали друзья Ривенгарда. – Ты нам об этом не рассказывал!

Ни слова не говоря, Ривенгард подвинул все кружки и тарелки с закуской в сторону, освобождая место для меня, и приглашающе взмахнул руками. Я с удовольствием пересел за стол к эльфам, и налил всем рома из своей бутылки. Мой поступок был оценен по достоинству, но, тем не менее, вопрошающие взгляды всех просто требовали продолжения истории. Хозяин таверны подошел к нашему столу, поставил на него две бутылки с каким-то напитком и, кивая головой в сторону стола, за которым сидели гоблины, сказал:

- Ваши союзники впечатлены встречей, по-видимому, давних друзей, и просят принять от них это вино.

Ривенгард с благодарностью поклонился гоблинам, и его примеру последовал и я. Мы сели за стол, выпили за встречу, и я, желая прервать ожидающую тишину, встал и вышел на середину обеденного зала.

- Я вижу, что все присутствующие здесь, - проговорил я. – Хотят услышать подробности нашей встречи. Я с удовольствием расскажу эти подробности, если нам будет подано достаточное количество рома и того чудесного кабаньего мяса, которое так замечательно жарят в этой таверне!

- Продолжай! – раздалось из-за стола орков. – Еды и рома будет много, клянусь свои молотом!

- Отлично! – воскликнул я. – Итак, я заявляю всем присутствующим, что являюсь должником этого эльфа, ибо он спас меня от врага, который покушался на мою жизнь в окрестностях Брилла! Клянусь, что я приду на выручку Ривенгарду в любой битве или в каких-то других обстоятельствах, которые потребуют моего вмешательства!

Восторженный рев и звон бутылок был ответом на мои слова. Множество рук взметнулось вверх с наполненными кружками, и громкий боевой клич потряс стены таверны.

- За Орду!!! – закричали все присутствующие, и ощущение какого-то нерушимого братства окутало меня, опьяняя похлеще, чем тот ром, которого я выпил уже немало.

Торжество в следующую минуту было прервано еще одним криком, который отличался от остальных более тонким и приятным тембром голоса:

- Я сразу догадалась где искать самых трезвых воинов гильдии!

В заведение вошла темноволосая эльфийка с висящим за спиной, весьма впечатляющим ружьем.

- Отлично выглядишь, Сангрелла! – раздалось из-за столов. – Посмотри, кто приехал к нам!

Эльфийка взглянула в мою сторону, и на ее лице отобразилось удивление.

- Я очень рада, что с тобой все в порядке! – сказала она.

- Благодаря вам с Ривенгардом! – я склонил голову , выражая благодарность.

Сангрелла повернулась ко всем остальным и несколько раз хлопнула в ладони, привлекая внимание.

- Я понимаю, что у вас есть уважительная причина расслабиться! Но я должна сообщить вам, что с одобрения Гарроша Адского Крика, руководство гильдии «Аспект Возрождения» приняло решение завтра совершить рейд на Штормград.

И снова таверну потряс радостный рев. На этот раз вверх взметнулись не кружки с ромом, а мечи, топоры и ружья. Боевой клич чуть не оглушил меня, повторившись троекратно. Эльфийка Сангрелла вышла из таверны, получив заверение в том, что все кто входил в состав гильдии, пробудут здесь не больше получаса, а затем пойдут готовиться к рейду.

- Так вы тут все из одной гильдии? – спросил я у эльфов, наливая по последней кружке.

- Нет, не все. – ответил Ривенгард. – Орки наши, а среди гоблинов за дальним столом только двое из «Аспекта Возрождения». Подрастешь, вступай к нам, мы будем рады!

- Слушайте! – с жаром воскликнул я. – Возьмите меня завтра в Штормград!

Эльфы дружно рассмеялись, а сидевший рядом Ривенгард положил мне руку на плечо.

- Извини, дружище! – сказал он. – Мы слишком дорожим тобой! Давай как-нибудь в следующий раз.

Я не обиделся на эльфов, ведь я понимал, что из-за недостатка опыта стал бы обузой для всех. А нянчиться со мной и оберегать от более сильных врагов было бы равносильно самоубийству. Я тяжело вздохнул, и сделал большой глоток из кружки. Напрашиваясь в рейд, я совсем забыл, что собирался на юг Дуротара. Мне следовало бы отдохнуть, и на следующий день отправляться в путь, который мог оказаться весьма непростым. Я допил свой ром и попрощался с новыми друзьями. На втором этаже таверны меня ждала комната с кроватью. На ней я и растянулся, засыпая под слова песни горланящих гуляк:

Воют вьюги Нордскола,
Йо – хо!
Пять шагов до намеченной цели,
Крепче, братья, держите ваши мечи,
Мы дошли, мы смогли, мы сумели…


Мэллон и Ароссо

Четверо людей сидели на лесной поляне у костра, над которым висел котелок с неприхотливой похлебкой. Кутаясь в плащ от ночного холода, и ворча на всех богов, каких только знал, старший группы помешивал ужин, внимательно прислушиваясь к легкому шуму леса. Осторожность никогда не помешает, особенно когда вокруг полно диких зверей, готовых закусить тобой в любой момент. Четверка знатоков горного дела остановилась в этом месте для отдыха и ночлега по причине того, что более подходящего места попросту не было. Кругом были только леса и горы, кишащие всевозможным зверьем, а до родного Штормграда оставалось еще больше семи дней пути. Торвальд, так звали старшего группы, еще раз помешал похлебку в котле, и хотел было уже пригласить всех к ужину, как вдруг где-то рядом хрустнула ветка. Все четверо подскочили, как ошпаренные, и схватились за оружие.

- Мир вам! – раздался голос, и из темноты в свет костра вышла фигура ночного эльфа.

Он был совсем молод, и искатели руды очень удивились, увидев его ночью, разгуливающим по лесу в полном одиночестве. Люди даже подумали о некоторой легкомысленности эльфа, впрочем, эти мысли немедленно рассеялись. Эльф был не один. В темноте среди деревьев внезапно вспыхнули два желтых глаза, и на поляну выскочил здоровенный ледопард. Он остановился рядом с эльфом, припал к земле и угрожающе рыкнул.

- Тихо, Ронго! – сказал эльф, и животное моментально успокоилось, лишь только подергивающийся кончик хвоста говорил о настороженности зверя.

- Вы позволите обогреться у вашего костра? – спросил эльф.

- Если твой питомец всегда так тебя слушается, то милости просим! – ответил Торвальд, и показал на свободное место.

- Благодарю вас! – эльф расположился у огня, приказав ледопарду лечь рядом.

В полном молчании все поужинали, после чего один из людей нарушил тишину, обращаясь к ночному гостю.

- Не страшно в таком возрасте путешествовать в столь неспокойное время?

- Нет! – ответил тот. – Тому, кого воспитал паладин, ничего не страшно! Кроме того, со мной мой верный Ронго!

Ледопард, услышав свое имя, поднял голову и вопросительно взглянул на хозяина.

- Твой отец воспитал храброго сына! – заметил Торвальд.

- Меня воспитал не мой отец! – сказал эльф. – Отец пропал без вести, когда я был еще младенцем. Меня вырастил его друг, он заменил мне отца.

На мгновение возникло неловкое молчание, после чего эльф встал и попрощался.

- Да продлят боги ваши дни! – проговорил он. – Спасибо вам за ужин и место у огня! А нам пора двигаться дальше.

- Может быть, останетесь до утра, а утром пойдем вместе?

- Нет, благодарю вас, мы очень торопимся!

- Позволь хотя бы узнать твое имя!

- Мэллон! – ответил эльф, и вместе с ледопардом исчез в ночной тьме…

Собор Света в Штормграде не заставлял замирать в восхищении разве что только слепого. Резиденция архиепископа Бенедикта одним своим видом вызывала волну благочестия и смирения у всех горожан и гостей города в любое время суток. Однако в этот день внутри здания не происходило ничего такого, что имело бы отношение к смирению. Скорей наоборот, жаркие споры, в поисках истины грозили перерасти в нечто более неприглядное. Архиепископ Бенедикт изо всех сил старался не выйти за рамки своего статуса, и не повысить голос, но стоящий перед ним человек упрямо не хотел понимать самых убедительных доводов.

- Ароссо, он просто обязан стать паладином, как и ты! – мягким, но слегка дрожащим от нетерпения голосом говорил архиепископ.

- Святой отец, я полностью понимаю вас, но и вы поймите его! – отвечал стоящий перед ним собеседник. - Он не помнит своего отца, а я пока не могу открыть ему истину, ведь это может травмировать его неокрепшую душу! Ну какой из него воин Света?! Он не может быть паладином!

- Ты не прав! – возразил Бенедикт. – Именно по всем этим причинам он и должен приблизиться к Свету! Вспомни свою юность, Ароссо, ведь тебя самого с детства воспитывали должным образом, и благодаря этому ты стал образцом для подражания! Ты силен духом, и твою веру ничто не может поколебать, так почему же ты не хочешь, чтоб твой воспитанник стал таким же?!

- Я… Святой отец, я не знаю, как объяснить! Я просто чувствую, что у него свой путь в жизни, и я не уверен, что этот путь – путь паладина! Он не может жить так, как живут воины Света, он просто задохнется от такой жизни!
- Что же плохого в твоем образе жизни?! – искренне удивился архиепископ. – Разве ты задыхаешься от нее?!

- О, нет, Святой отец, простите меня, я неправильно выразился! Дело в том, что…

Договорить паладину не дал звук распахнувшейся двери, и последовавшие за ним звуки четких и громких шагов. Так идти мог только уверенный в себе человек, причем, настолько уверенный, что иначе, как королем, он просто быть не мог. Но это был не король. И даже не человек. Он быстро приблизился к архиепископу, и преклонил колено в почтении.

- Мир вам, Святой отец! - проговорил молодой эльф и, повернувшись к паладину, кивком головы поприветствовал своего приемного отца.

- Мы ждали тебя немного раньше! – укоризненно заметил Бенедикт.

- Прошу прощения, но в это время года море слишком неспокойно! – ответил Мэллон. – У нашего корабля сорвало руль, и мы потеряли много времени из-за ремонта.

- Мэллон! – негодующе воскликнул Ароссо. – Ну я же просил тебя не ездить в Калимдор!

- Прости, отец, я должен был это сделать! Ты же знаешь, что через неделю я достигну того возраста, когда юнцы становятся воинами! Кто знает, какая судьба мне уготовлена на этом поприще?! Может быть, я больше никогда не увижу тех мест, где я родился! Я просто обязан был навестить Тельдрассил!

- Ну что с тобой поделать?! – Ароссо всплеснул руками. – Я иной раз думаю, что ты просто родился каким-то следопытом!

- Да, отец, меня никогда не устроит какое-то однообразие и постоянство! – Мэллон так обезоруживающе улыбнулся, что Ароссо ничего не оставалось делать, как опять всплеснуть руками.

- Святой отец! – смиренно проговорил паладин, обращаясь к архиепископу. – Как вы сами думаете – будет ли он воином Света, или ему уготована другая участь?

Бенедикт хранил молчание минут пять, не меньше. Но все же ответил, хотя это далось ему с трудом.

- Я предлагаю собраться здесь через неделю тем же составом, но только… - архиепископ на мгновение задумался, и продолжил. – С главой вашей гильдии, Ароссо! А теперь, прошу меня простить! Неотложные дела требуют моего участия!

Бенедикт встал с кресла, давая понять, что разговор окончен. Ароссо и Мэллон покинули Собор Света, и вышли на улицу, залитую солнечными лучами. В полном молчании они добрались до своего дома, хотя по глазам молодого эльфа было видно, что он отдал бы все на свете, чтобы узнать подробности разговора Ароссо с архиепископом. Паладин уже протянул руку к двери жилища, но вдруг сделал шаг назад, и пристально взглянул в сторону порта. Мэллон проследил за его взглядом и, ошеломленный, застыл на месте. Над причалами, в небо поднимался столб черного дыма, который с каждым мгновением становился все гуще и чернее.

- Отец, что это? – воскликнул Мэллон. – Пожар?

- Боюсь, мой мальчик, что это нечто пострашнее пожара! – мрачно ответил паладин, сжимая кулаки так, что хрустнули костяшки пальцев.

- Орда?! – глаза эльфа загорелись в предвкушении первого в его жизни, настоящего боя.

Ароссо заметил этот огонек, и на секунду представил своего приемного сына участвующим в неотвратимо надвигающейся схватке.

- А ну-ка быстро в дом! – заорал он на вздрогнувшего от неожиданности эльфа. – Запри дверь, и никому не открывай! Если кто попытается вломиться – стреляй!

И, рванув с пояса оружие, паладин бросился бежать в сторону порта. Мэллон еще минуту стоял возле дома, принимая какое-то важное решение, а затем кинулся следом за Ароссо, сдергивая с себя висящий на плече арбалет.


Шаманка

Путешествие к деревне троллей прошло без приключений, если не считать пару-тройку нападений ящеров и скорпидов. С первыми особых проблем не возникло, от них я отбился легко. Но вот скорпиды... До чего же хитрыми тварями оказались эти отвратительные создания! Они прятались под камнями и скалами, и атаковали неожиданно, пытаясь ужалить своим хвостом, похожим на кривой кинжал. А этот неприятный стрекот, который они издавали при нападении... Брр! Назад в Оргриммар я решил возвращаться только по воздуху, а если богам будет угодно вновь забросить меня в самую середину Дуротара, то тогда я обязательно захвачу с собой несколько саронитовых бомб для этих исчадий ада! В деревню Сен'джин я добрался только к позднему вечеру, при свете начинающих появляться в небе звезд. Тролли еще не спали и, как оказалось, даже не собирались. Все поселение отмечало возвращение из долгого путешествия двух своих соплеменников, и получилось так, что я приехал в самый разгар праздника. Повсюду горели факелы, освещая легкие хижины троллей. Тут же, в изрядном количестве жарилось мясо, а в самом центре деревни стояли несколько бочек с каким-то напитком. Заметив меня, один из троллей посоветовал привязать где-нибудь коня, и побыстрей присоединяться к всеобщему веселью. Я с удовольствием последовал его совету, и несколько раз зачерпнул из бочки весьма недурного пива. Основная масса населения деревни собралась вокруг двух соплеменников, которые рассказывали о своих приключениях во время странствий, не забывая изредка наполнять кружки хмельным напитком. Мне тоже захотелось послушать, и я нашел себе отличное место на ступеньках стоящей рядом хижины. Обзор был великолепный - я видел все, что происходило в центре деревни, а голоса рассказчиков звучали достаточно громко для того, чтобы я их хорошо слышал. Неторопливо отпивая из своей кружки, я заслушался повествованием так, что не сразу почувствовал, как кто-то дотронулся до моего плеча. Я обернулся, и от испуга чуть не выронил из рук свое пиво. Взгляд шаманки, стоящей за моей спиной, прожигал меня насквозь. Он как-будто ощупывал и проверял на прочность каждую клеточку моего тела, которое внезапно застыло, как парализованное. Я уже начал задумываться - нет ли за мной какой-нибудь вины, но шаманка убрала руку с моего плеча, и тихо сказала:

- Иди за мной!

Как околдованный, я поставил кружку с пивом на ступеньку, и двинулся за ней внутрь хижины. Одна единственная свеча освещала внутреннее пространство, но ее вполне хватило для того, чтобы видеть черные, как ночь, глаза шаманки. Она была совсем юной, но этот взгляд… Так смотреть мог только тот, кто прожил на этом свете тысячу лет, не меньше! У меня сложилось впечатление, что эта шаманка, едва взглянув мне в глаза, сразу смогла бы сказать то, чего я сам не знал о себе. Мы изучали друг друга в полумраке очень долго, пока я не решился подать голос.

- Как мне называть тебя? – спросил я.

- Как хочешь. – ответила шаманка. – Мое имя тебе ничего не скажет. Но твое истинное имя может очень помочь тебе в твоих поисках.

- Мое истинное имя? Я не понимаю тебя!

- Я знаю! – улыбнулась шаманка. – Тебе еще много предстоит понять.

- Прошу тебя! – взмолился я. – Помоги мне узнать истину!

Не говоря ни слова, шаманка достала небольшую чашку, насыпала туда немного какой-то измельченной травы, и поставила ее в центр хижины.

- Приготовься. – сказала она. – Но предупреждаю тебя – ты можешь увидеть то, что совсем не ожидаешь!

Шаманка приказала мне сесть на пол и молчать, а сама взяла свечу, и подожгла содержимое маленькой чашки. Я почувствовал резкий запах, идущий от горящей травы, а затем услышал голос шаманки, произносящий непонятные мне слова. Они зазвучали в моей голове с каким-то эхом, к которому примешивался еще один звук, похожий на нарастающий рокот барабанов. Я хотел повернуться в сторону этого звука, но не смог даже пошевелиться. Перед глазами все поплыло и приняло размытые очертания, словно я перебрал сверх всякой меры крепкого хмельного напитка. Шаманка куда-то пропала, а вместо нее появился ярко освещенный зал огромных размеров, увешанный знаменами Альянса. Ночной эльф юного возраста и взрослый человек стояли перед каким-то жрецом, который, судя по его одеянию, занимал очень высокий пост.

- Святой отец! – говорил человек, обращаясь к жрецу. – Как вы сами думаете – будет ли он воином Света, или ему уготована другая участь?

Скорей всего, речь шла про молодого эльфа, но продолжение разговора я не услышал, потому что густой туман появился со всех сторон, и все вокруг поменялось. Полупрозрачная тень неотступно следовала за юным эльфом, который как-будто внезапно ослеп. Он, как только что родившийся детеныш ледопарда, бродил во тьме, не зная куда ткнуться. Следовавшая за ним тень, наоборот, пыталась привлечь его внимание, но тщетно – эльф не замечал ее. Затем происходящее вновь изменилось, и я увидел того же эльфа, но уже на каком-то кладбище. Он стоял среди могил, и растерянно осматривался вокруг, словно оказался в совершенно незнакомом месте. И вдруг он закричал. Его крик был наполнен такой болью и горем, что мне захотелось протянуть к нему руки, обнять, и как-то успокоить, но я не смог даже сдвинуться с места.

- Отец! Где ты?! – снова крикнул эльф, и медленно растворился в воздухе.

И тут же вместо него появился всадник. Он выехал на своем коне буквально из ниоткуда, и посмотрел прямо мне в глаза.

- Ему сейчас очень плохо, Изенделл. – сказал он. – Но ты должен попытаться все исправить!

Я слышал все, что мне было сказано, но мое внимание было полностью обращено на всадника. Гербовая накидка Подгорода, два торчащих за поясом кинжала, и лицо… Мое лицо!

Я сидел на полу хижины в полном оцепенении. Шаманка предупреждала о том, что я могу увидеть нечто, к чему я не готов, но такое…! Понемногу все стало складываться в единое целое. Выходило, что ночной эльф по имени Изенделл, это не кто иной, как я сам, но только в прошлой жизни. А этот молодой эльф - мой сын?! У меня есть сын?! Но почему ему сейчас плохо? Оттого, что он потерял отца? Или… В моей памяти всплыли слова эльфийки Сангреллы о запланированном нападении на Штормград, которое по времени должно было происходить именно сейчас. О, боги! Во мне все вскипело от всех этих мыслей, и я вскочил на ноги. Я должен был что-то сделать, но что?! Я понимал, что за мгновение добраться до главного города Альянса, и как-то защитить своего сына я не мог, но что мне оставалось делать? И тут раздался голос шаманки, о которой я просто забыл, но которая находилась на расстоянии вытянутой руки от меня.

- Не торопись совершать необдуманные поступки. – сказала она. – Я знаю, что ты видел.

- Но что мне делать? – я готов был кричать и бежать, сам не зная куда.

- Выпей рому в таверне в Оргриммаре. – таков был ответ шаманки.

- Что?! – я не поверил своим ушам. – Пить ром? Мне? Сейчас?

- Да. – непринужденно сказала шаманка. – Тебе это поможет куда больше, чем бессмысленные и бесполезные метания!

- Но… - попытался возразить я.

- Езжай в Оргриммар! – крикнула шаманка, выходя из себя. – Немедленно!

И я поверил ей. Я пулей выскочил из хижины, не замечая, что уже наступило утро, и бросился к своему коню. Я забыл о летающих по воздуху животных, которые могли доставить меня в Оргриммар куда быстрее, чем лошадь. Я забыл обо всем. Я помнил только одну цель – таверну в Оргриммаре. И я помчался к этой цели, не обращая внимания на ящеров, скорпидов, и все остальное на этом свете.


Автор: Master of the Wind


Категория: Творчество | Добавил: Shpak (10.08.2011)
Просмотров: 553 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz